Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 10
Сегодня были:
Женевьева Пресли, Мия Хейг, Винсент Бернкастель, Камилка Копилка

Яхья Фатхи → Комментарии
+1
Возникало ощущение, что продавец находится где-то неподалёку, только укрытый мантией-невидимкой. Копт уже начал немного переживать: промедление в подобных вопросах может свести на нет всю напускную уверенность, и он волновался, что Камилка передумает.

Однако...

— Ну, что? — в её голосе практически не чувствовалось сомнений. — Мы решились? Мы покупаем себе по птицееду? Или покупаю только я, а ты еще кого-то присмотрел?

Мы?.. Мы...

Слизеринец привычно повёл плечом; он делал так всегда, когда возникала необходимость ответить на что-либо отрицательно.

— Покупаешь только ты. Я же пришёл тебя поддержать, помнишь? — Яхья легонько коснулся пальцами девушкиного локтя. — Синего, значит!.. Красивенький. Ая.

А розового он когда-то нибудь подарит профессору О'Лири. Она как раз предлагала ему чаёк на днях, и в следующий раз можно будет не отказывать, а ответить любезностью на любезность.
+1
Яхья и не ожидал настолько развёрнутого ответа и слушал Камилку с нескрываемым восторгом. Мальчик, конечно, имел в виду вещи приземлённые, вроде «как содержать», «чем кормить», «сколько птицеедов нужно натравить на человека, который тебе не нравится», но образ паука в мифологии разных народов задел в нём самые сокровенные струны – коптские, древнеегипетские, под звуки которых читаются строчки из Книги Мёртвых, оживают полустёртые иероглифы на пыльных стенах внутри пирамид, а звёзды складываются в предсказания процветания раскинутых по обоим берегам Нила земель. И откликнувшиеся в нём слова девушки заставили и на неё саму взглянуть по-другому: как на человека, которому также близки поэтические представления древних о столь прозаическом мире. Фатхи, честно говоря, даже стало немножко стыдно: утолкал свою любовь к подобным вещам настолько глубоко, что и думать забыл.

- Вот знаешь этот синенький мне определенно нравиться, и вид у него… - копт немного вздрогнул, почувствовав цепкую девушкину ладошку. - А он нас не съест? Они кстати знаешь какие мстительные. Я как-то пыталась один раз дома, еще в лопухоидном мире прогнать паука, хотя бы просто что б с глаз скрылся, а он потом забрался повыше и спикировал на меня.

- Да брось, они же за стеклом… - Яхья хихикнул. – Да и те мелкие пауки, которые живут дома, вроде бы неопасны. Могут, конечно, в уши заползти! – слизеринец с немного садистским наслаждением наблюдал за выражением Камилкиного лица. – Ладно, шучу-шучу. Точно не могут. К тому же, не забывай, тебе содержать одного такого. А вот заблудшего скорпиона на собственной подушке я точно и врагу не пожелаю. Допускаю, что он, как и я, просто хотел спать, но лезть к чужому человеку без спроса в постель как-то… - Фатхи не стал приводить всю ту арабско-коптскую ругань, знание которой обнаружил в пятилетнем возрасте при встрече со скорпионом. Ещё и наполучал потом за это отцовских лещей……такое себе, короче.

А выползший к волшебникам птицеед тем временем продолжал за ними наблюдать. Когда на тебя таращатся сразу четыре пары глаз одного существа, хочется встать по стойке смирно. А Камилке, судя по её лицу, хочется сбежать.

Ну нет. Без паука ты не уйдёшь!

- Возможно, имеет смысл позвать владелицу магазина… - неуверенно оглянувшись несколько раз, копт снова перевёл взгляд на проницательную лупоглазку. Впрочем, по степени вытаращенности очей они были примерно похожи… - Так… Мисс Маклафин? – вместе с колдуньей слизеринец чуть отошёл от инсектария и вновь оглянулся. - Мисс Маклафин, можно вас на минуточку?
+1
Коптское чутьё привело колдунов к паучьему дому, слабо подсвеченному холодным, имитирующим лунный, светом, и обустроенному корягами и растениями с широкими листьями. Листья слегка шевелились – то ли от неуловимого сквозняка, то ли потому, что среди них жил кто-то невидимый и не очень-то жаждущий являть свой многоглазый лик посетителям «Волшебного зверинца».

- А что ты о них знаешь, кстати? – несмотря на свои увлечения, слизеринец как-то пропустил информацию о пауках мимо себя; дедушка настаивал на том, что пауков в доме быть не должно, и Яхья тщательно следил за признаками паутины, устраняя её по возможности сразу; да и в принципе, оба они, несмотря на конфликт характеров, предпочитали держать дома всякую нежить: дедушка ласково беседовал в тихие вечерние часы с чучелом совы за чашечкой чая возле камина, а Яхья в своей комнате красил рамки для бабочек.

Впрочем, судя по всему, пауки не отличались общительностью. Возле инсектария висела красочная информационная табличка с фотографиями и краткими описаниями жильцов, и копт решил представить их Камилке:

- Вот, смотри, здесь есть синий птицеед. Тебе, кажется, нравится Когтевран, можешь завести себе маленькую лохматенькую Ровену. Да, я, кстати, слышал где-то, что лучше брать самок, потому что они красивей и больше, - как это обычно и бывало, Яхью понесло. - Или чилийский розовый птицеед! Я заглядывал в кабинет неестествознания, так профессор, как я понял, фанатка розовых нетопырей. То есть, оно с одной стороны очень стрёмненькое, но такое милое. Розовое! Как ты думаешь, можно ли сдать неестествознание «автоматом», если принести в подарок чилийского розового птицееда? А если заколдовать его в придачу, чтобы он… она… ну не знаю, - слизеринец задумался. – испускала розовые искорки? Я не силён в определении милоты. Кажется, не сдам я неестествознание автоматом. Нет способностей к борьбе со тьмой. Камилка, а рогатого птицееда можно назвать Сатаной, у тебя будет жить сам Сатана! Сама…

Одна из коряг вдруг чуть поменяла положение, и под упавшим под другим углом рассеянным свечением проступила коротенькая шёрстка.

- О!..

К коряге присоединилось ещё несколько, и к волшебникам, перебирая конечности, деловито направился один из жителей инсектария. Словно с явным намерением их сожрать, но, возможно, Яхье это только показалось. Вечно он настроен на всё плохое.

- Смотри, Камилка, ты ему понравилась. Ей.
+1
Пригретый и разморившийся, Яхья вздрогнул, услышав звонкий ведьмин смех, и уставился на Копилку сквозь тёмные стёкла очков. Будь он инквизитором, при взгляде на хорошенькую рыжую колдунью в летнем платьице, хихикающую над тем, сколько она успела похитить сердец по дороге, Фатхи бы точно её сжёг. К счастью (?), метаморф бы и сам скорее оказался на костре, чем по другую его сторону. А вот волосы слегка порозовели.

- Привет, я ж не опоздала? Я торопилась как могла.

- Светлого, - копт улыбнулся и открыл перед Камилкой дверь, пропуская вперёд. – Я сам только что пришёл.

В помещении зверинца было прохладно. И темно.

А! Чёрт, - захамелионившийся слизеринец снял очки, и стало получше. Несколько пар совиных глаз уставились на колдунов недовольно, щурясь на свет, прошмыгнувший вслед за ними. Возле ног тенью проскользнула кошка, и Яхья машинально прикрыл лицо ладонью на случай, если захочется чихнуть.

- Вот, смотри, - приглядевшись, Фатхи кивнул в сторону инсектария, притаившегося возле одной из стен, и легонько тронул Камилку за локоток. – Паучье чутьё мне подсказывает, что твои птицееды должны быть где-то там.

А вот чутьё коллекционе-ера-а… Не дай бог ему увидеть там каких-нибудь тропических бабочек! Владелица магазина вряд ли оценит цель такой покупки. Ну хотя бы просто посмотреть… Совершенно по-детски подросток потянул девушку за собой:

- Ты идёшь?
+1
У Джехути явно было что-то не так со слухом. В конце концов, Яхья не придавал этому значения, ибо бог был древний, старый, и, скорее всего, совершенно неожидающий, что кто-то ещё обратится к нему. Поэтому из всех идей, что копт просил у бога мудрости, тот подкинул ему помощь барышне с покупкой паука. Отчего бы и не да?

Хороший повод вырваться из исследованных вдоль и поперёк стен, одевшись по-летнему и натянув на лицо солнцезащитные очки (потому что дарующая жизнь звезда именно сегодня вознамерилась выжечь своим любимцам глаза), прогуляться по улицам Магического Лондона, которые, видимо, из-за жары, были не так оживлены, как обычно. И, может быть, всё-таки узнать у владелицы магазина что-нибудь насчёт саймири… Может быть. Сперва Камилка и паук.

Клеток, которые обычно красовались перед входом в «Волшебный зверинец» вместе со своими жительницами, слизеринец не увидел – похоже, совам тоже было жарко, и их благоразумно решили убрать; а значит, можно, не опасаясь предвестника богатства на рукаве новой футболки, дожидаться колдунью прямо здесь.
Зал. — 15 июня 2021
+1
Яхья проследил за движением тряпки, смахнувшей ничтожные крошки с и без того сияющей чистотой стойки. Взглядом скользнул по держащей её руке, и на миг копту показалось, что из-под барменского рукава показался клюв, а затем тут же исчез.

Хм…


Ещё у мужчины были идеальные для рода деятельности заострённые уши и слишком молодое лицо, чтобы услышать от него фразу:
— Привет, малец, а то!малец?! Ещё бы головастиком меня назвал…

Упавшая на лоб прядь возмущённо позеленела.

— Тебе чего? Только карту бара не проси, тебе еще рано.

— За спрос денег не берут, — слизеринец пожал плечами, краем уха вслушиваясь в чужое веселье; оно да заданный тон беседы начинали постепенно вытаскивать его из нахлынувшего было уныния. Но душа требовала ритуальных танцев! — И потом, если бы мне понадобилось ринуться на поиски сокровищ, я бы подобрал себе парламентёра постарше.

Или метаморфнулся бы в старого карлика. Он так никогда не делал, но попробовать всё-таки стоило. Только там, перед дверью, а не после того, как уже зашёл. Как и всегда, хорошие идеи приходили слишком поздно, а надежда на сливочное пиво таяла, как самая настоящая пенка. Вместо этого судьба в лице бармена решила в очередной раз за день над ним подшутить и придвинула меню.

Заешьте свою скуку, мистер Фатхи. Что значит, вы не любите есть?

— Опять же, вопрос своевременности очень относительный, — копт без энтузиазма просмотрел пару раз меню. — И в разных культурах к нему различное отношение. Общая только суть: условности, ограничительные рамки, социальный конструкт — вот это всё. Время идёт, никто никуда не торопится, и иногда кажется, что то самое «пора» никогда не наступит. Вспомните себя мелким. Больно вы слушали взрослых, когда вам заявляли, будто что-то для вас ещё рано! Кстати, — слизеринец протянул через стойку ладонь для рукопожатия, — Яхья Фатхи. Как мне к вам обращаться?
0
В свои неполные двенадцать лет Яхья уже знал, что бывают очень, очень неудачные дни. Также он знал, что лучше, когда они с тобой приключаются, по возможности ничего не предпринимать. Как в идиотских гороскопах: «сегодня старайтесь не давать в долг, не заключать сделок, а послушайте-ка старину Бродского да не выходите из своей комнаты».

Мельком взглянув на новый футляр в руках мастера, Яхья поднял на него озадаченный взгляд. Может быть, в его гороскопе тоже написано, что сегодня не стоит заключать сделок?

Слизеринцу была представлена точно такая же палочка, которая отказалась от него от силы минут десять назад. Акация, волос единорога… Разница была лишь в дюйме длины. К сожалению или к счастью, копт ещё не достиг того возраста, когда длина чего бы то ни было могла его беспокоить; а вот чувство, что фортуна повернулась к нему местом, которое обыкновенно измеряется не в длину, а в обхват, в мнительном подростке усиливалось.

Мистер Олливандер не спешил отдавать палочку в руки Яхьи, Яхья же, глубоко задумавшись над противоречиями в происходящем, не спешил её принимать. Ладно, сегодня, вероятно, просто не мой день… В конце концов, при таком ажиотаже вполне можно и заработаться… Словно он сам никогда не путался в наименованиях. Дедушка грозился содрать с него три шкуры. Правда, мне было… девять?

Выдохнув, слизеринец улыбнулся, чтобы скрыть досаду, и чуть склонил голову:
- Боюсь, звёзды сговорились против меня, мистер Олливандер, - он сделал шаг назад. - Самая первая палочка, предложенная вами, была из той же древесины и с тем же сердцем, я… - просто не гожусь в волшебники? - Я не хочу вас задерживать и зайду попытать удачу как-нибудь в другой раз. Благодарю за уделённое время.

И, очень надеясь, что это не похоже на бегство, слизеринец ещё раз откланялся и скрылся за дверью, поправляя зеленеющие волосы.
0
Напрягать мастера волшебных палочек было крайне неловко, и Фатхи чувствовал себя до смерти дотошным посетителем. Пока Олливандер бродил между стеллажами, копт пытался собраться с мыслями, но они подобны были тем, что изводили его перед распределением.

А если нет такой палочки, которая меня выберет? Узнать у Камилки Копилки, где достать волшебное колечко? А если с кольцами повторится всё то же самое? Да господи боже мой!..

По возвращению с новым футляром хозяин лавки застал слизеринца всё в том же панически красном состоянии. То же мне, патриот…

- Лавр и волос ругару, 12,5 дюймов, - Яхья не смог сдержать улыбки. Знает он одного Лавра… если именно эта палочка – та самая, здесь назревает благодатная почва для дурацких шуток. - Эта палочка выбирает лишь трудолюбивого и способного волшебника. Говорят, что лавровая палочка не может поступить бесчестно даже в поисках славы. В правильных руках эту палочку невозможно победить. А также она может спонтанно испускать разряд молнии, если кто-то пытается её украсть.

Честная палочка для способных и трудолюбивых. Кажется, опять в молоко…

Яхья принял артефакт, осторожно взявшись за рукоять. Всё это напоминало психологический тест, который вёл к безнадёжному провалу. Правильные ли у него руки? Можно ли назвать его трудолюбивым, когда он терпеливо выжидает огненного зарева пылающих сроков и только при виде его начинает потихоньку шевелиться? И, если уж совсем начистоту, из всех способностей у него – метаморфомагия, и за ту спасибо матушке. Любовь к зельеварению? Попробуй тут не полюби, когда тебя гоняют со склянками с утра до ночи…

Ну конечно! У дедушки ведь лавровая палочка…

Коротким взмахом, сделанным исключительно из любопытства, копт прочертил в воздухе дугу, которая, однако, изогнулась ломанной линией сверкнувшей молнии. Да-а, точно. Его палочка…

- А вор тут, видимо, я… - Фатхи чуть улыбнулся и вернул волшебную палочку её мастеру. – Возьмите, пока эта молния не поразила меня. Не хочу перепрыгивать шесть казней египетских, предшествующих этой.
0
Несмотря на царившее в лавке оживление, сопровождавшееся периодическими взрывами и хлопками, время тянулось медленно. Впрочем, возможно, пенять стоило не на время, а на южный темперамент юного копта; как ни пытались сперва отец и прочие члены их маленькой общины, а после дедушка с его авторитарном нравом наставить мальчика на путь терпения и послушания, что-то вечно шло не так. Для покорности Яхья был слишком вспыльчив. Лишь большой интерес, который мальчик испытывал, например, к зельям и прочим смежным наукам, истории и мифам, сияющим звёздам по ночам, мог заставить его проявить усидчивость. В остальном же... руки чесались натворить какую-нибудь дичь.

- Добрый день, юноша, - мастер волшебных палочек подошёл к нему так неожиданно, что Фатхи словил вьетнамский флэшбек на дедушку; кажется, все хозяева пользующихся популярностью лавок любят, когда их посетители подпрыгивают.

- Светлого дня, сэр, - оставалось лишь поражаться тому, как мистер Олливандер ухитрялся одним предлагать палочки, с другими устранять последствия неудачного колдовства, и всё это с любезной улыбкой. Статус помощника зельевара со всем количеством сопутствующих забот вдруг показался Фатхи максимально необременительным.

Его провели к прилавкам и вручили футляр тёмно-зелёного бархата. С - Слизерин.

- Акация и волос единорога, 12 дюймов. Палочка для искусных волшебников, всегда верна своему хозяину.

Выслушав презентацию, ногтём Яхья поддел крышку футляра и окинул лежащую внутри палочку полным сомнения взглядом. Слизеринец ожидал, что в торжественный момент сердце должно бы ёкнуть, забиться как-нибудь взволнованно, но оно молчало. Палочка молчала тоже. Скорее из вежливости к мастеру, чем из необходимости, копт всё-таки осторожно взялся за рукоять кончиками пальцев, проводя ими по древесине и прислушиваясь к ощущениям. Ничего. Яхья склонил голову на бок. Положи меня на место.

Он снова дёрнулся. Ну ладно... Потревоженный артефакт скользнул обратно в бархатное ложе.

- Сэр... - вот как это объяснять, а? - Не хочу вас разочаровывать, но... Боюсь, это...

Отдай!

Яхья со вздохом вернул футляр мастеру, стараясь не смотреть на него и отчаянно краснея до самых кончиков волос.

- Я ей не нравлюсь, точно вам говорю.
Зал. — 7 июня 2021
+2
Если за всю человеческую историю никто до сих пор не ухитрился умереть со скуки, Яхья Фатхи готов был открыть счёт. В конце концов, бог любит троицу, а грамот у него на руках только две. Если мировоззрение древних окажется близко к истине, на суде Осириса он так и заявит:

Будьте добры мне какую-либо отличительную награду за выдающуюся причину смерти. Какую? Задушен собственным темпераментом, конечно!

Почему темперамент мешал ему почаще появляться в слизеринской гостиной не только левой пяткой, но и прочими частями тела, копт не задумывался. Возможно, там было очень тихо. Ажиотажа вокруг квиддича он тоже не наблюдал, и присоединяться было не к чему. Да господи боже, у него даже волшебной палочки до сих пор нет!

А ведь мальчик привык к бесконечной суете, наполнявшей лавку зельевара с первого звона дверного колокольчика и до самого закрытия. Под строгим взором деда разбирать выцветшие кружева рецептов. Читайте вслух, юноша. Не спотыкайтесь. Давайте полную расшифровку сокращённым наименованиям. Да побыстрее! Пока в соседнем помещении бурлят и клокочут варева в котлах. Пока в лавке шуршат рукавами юные и не очень ведьмы, желающие подержать в ладонях каждую склянку. Мадам, пожалуйста, осторожней… Только скажите, я всё вам подам!.. Ма-дам!..

Поначалу он искренне радовался, что сбегает из-под дедова надзора. Но копт ожидал, что на смену этой беготне придёт иная, студенческая. Рисовал в воображении творение чар, полёты на метле и ночные вылазки в Запретный лес.

А в итоге самое громкое событие – это маскарад. Метаморфу было забавно поучаствовать в нём где-то полчаса, и только. И снова тишина.

Слизеринец сосредоточенно думал; гора наотрез отказывалась к нему идти; ну, а раз она так упорствовала в своём нежелании лицезреть копта, у него просто не оставалось иного выбора. Из всех заведений Хогсмида только «Кабанья голова» была похожа на то, что ему было сейчас нужно.

Он молился. Пожалуйста, пусть там будет шумно. Столько народу, чтоб не протолкнуться! И истории, побольше сумасшедших историй.

И с этой молитвой, разве что не перекрестившись, слизеринец толкнул дверь, вплывая в густой полумрак. Бормотание и хихиканье. Дух дальних странствий и размеренности тяжёлых на подъём людей. Длинная барная стойка. Надеюсь, мне продадут сливочное пиво…

Копт скользнул взглядом по бармену. Только не вынуждай меня говорить, что я обмываю свои грамоты. Я просто притянул за уши единственное, что хоть самую малость похоже на повод.

Прозмеившись мимо шумной компании увлечённых беседой волшебников, мальчик не без труда залез на высокий барный стул и подпёр улыбающееся лицо ладонями, стараясь не думать о том, как это нелепо выглядит, и неумолимо розовея:

- Здра-асьте! – Яхья поздоровался, старательно излучая доброжелательность, чтобы скрыть нервозность. – Распогожий сегодня денёк!
0
Не стоит, пожалуй, говорить, как долго Яхья этого ждал. Шутка про палатку уже того и гляди готова была трансфигурироваться в самую что ни на есть походную одноместную палатку. Возможно, даже со спальным мешком. Копт не умел её устанавливать, но готовить зелья он тоже когда-то не умел. Он когда-то кровью плакал, изучая коптский алфавит, но справился же!

Но до палатки не дошло, и белоснежная сова с дёргающимся глазом, очень напомнившая Яхье вечно опаздывающего кролика из "Алисы в Стране Чудес" всё-таки доставила мальчику долгожданное приглашение. Это означало, что он наконец-то может приобрести себе палочку.

Нет, юноша, прежде вам следует получить стартовый капитал!

Хотелось встать, воздеть к небу руки и возопить что-нибудь типа: "Несчастные британские бюрократы!"

Необходимость получения стартового капитала могла означать, что слизеринец рано распрощался с палаткой. Заглянув по пути к банку в лавку Олливандера, копт также убедился, что и там его ждёт космическая очередь. Примерно так он представлял себе вереницу тех несчастных, что ожидали справедливого суда Осириса. Волосы неумолимо зеленели, великолепно обыгрывая изумрудные борта новёхонькой мантии. Красиво, конечно, но...

С этим надо что-то делать.

Фатхи отметился в банке, изъявив желание получить свои золотые горы, помаячил немножко и вернулся в лавку. Пока он отстоит очередь здесь, до него дойдёт черёд и там.

Кто молодец? Я молодец!

В очередной раз в лавке Олливандера переливисто зазвенел колокольчик, и почти успокоившийся метаморф (сейчас тёмные волосы лишь отдавали зеленоватым) попытался осознать, где у этой змеи, в которую выстроились охотники до первых в своих жизнях артефактов, хвост.

Поклонился, заметив мастера волшебных палочек. И сделал вид, словно он никуда не торопится.