Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 11
Сегодня были:
SmamybrisyFar, JamesReith, Heatherber, Госпожа Ди, Работник мэрии, Shannonecori

Лива Унсет → Комментарии
0
- Похоже, это я что-то пропустил? - сдвинув брови, Олливандер приблизился к мисс Унсет и, отложив на время коробочки, заглянул в бледноватое личико пуффендуйки.

Облегчение, наступившее, стоило первокурснице заслышать голос мистера Олливандера, сменилось внезапной тревогой, моментально отразившейся на лице девочки. Она не представляла, как ответить на этот вопрос и с какого момента, собственно, приступить к повествованию.
К тому же, пуффендуйка не совсем понимала характер вопроса и не могла с точностью определить, что означает нахмуренное лицо хозяина лавки: беспокойство за первокурсницу или недовольство происходящим.
Палочка из каштанового дерево, согревавшая похолодевшую руку не успевший окончательно прийти в себя колдуньи, которую она некоторое время назад выудила тайком из упаковочной коробочки на прилавке также могла дать разные показания, если бы умела разговаривать.
Все самые жуткие предчувствия, обрушившиеся на ее с того момента, как девочка переступила порок своей комнаты, постепенно воплощались в жизнь.
И все же, в глубине души Лива Унсет была рада. Ведь то, что мистер Олливандер обратил на них свое внимание означало, во-первых, что она, наконец-то, сможет расплатиться за выбранную волшебную палочку, а во-вторых – Джон Рид сможет подобрать себе такую же.

- План был чудесен! – о чем-то своем подумала волшебница.

Когда явно затянувшаяся пауза стала приобретать очертания неловкости, Лива чуть заметно кивнула в сторону Рида:

- Вот, сэр, развлекаю новых посетителей *или они меня*- но последнее, конечно, вслух не произнесла.

И как будто в подтверждение своих слов она, использовав парящее заклинание, подняла наколдованные когтевранкой цветы в воздух, и превратила их в мыльные пузырьки, которые как по команде издав еле слышный треск лопнули в один момент.

- Благодарю Вас за это чудесное творение, - уже более уверено улыбнулась первокурсница то ли мастеру, то ли волшебной палочке, и опрокинулась на спинку стула, немного устав от затраченных усилий.

Лива не желала больше задерживать никого в этой лавке, хотя еще чувствовала большую слабость, поэтому повторила ранее адресованный вопрос, который мистер Олливандер, заработавшись, видимо, не расслышал и заставила себя потянуться к карману мантии, чтобы достать мешочек с монетами.

- Так все же сколько с меня?
0
Сначала раздирало горло, словно туда перебрались сотни воинственных гномов, раздраженные отсутствием золота в темном туннеле. Потом был раздирающий кашель. И уже затем где-то в отдалении появились первые едва различимые звуки. Они летали, создавая невероятную какофонию, не способные образовать различимые для норвежки слова. В завершении отяжеленные невероятной ношей веки юной волшебницы приподнялись, открывая мир, наполненный жизнью и … цветами.
Жизнь олицетворяли озабоченное лицо Джона Рида, повязывающего соколу желтый галстук и слова, доносящиеся из-за спины, которые только сейчас стали приобретать смысл.

– Рид, у тебя что, есть галстук?

-Какой еще галстук… зачем? – мысли в голове у девочки показывали первые признаки жизни.

Правой рукой Лива приподняла с пола волшебную палочку, видимо выпавшую при падении, и пытаясь привстать так, чтобы было удобно сидеть, оперлась рукам об усеянный цветами пол, при этом шапочка белой розы, оказалась зажатой между ее ладошкой и полом.
Ничего не получилось, сладость пронизывала каждую клеточку колдуньи.
Лива слегка поморщилась, и временно прекратила тщетные попытки, пытаясь перетерпеть головную боль. Все было словно в тумане, а тяжелая голова никак не вносила понимание происходящего Единственное, что пуффендуйка знала наверняка – она безумно рада видеть Джона Рида.

- Мы что, в цветочной лавке? – едва слышно предположила девочка, снова пытаясь привстать.
Спину грело пальто. Она узнала его, по выпирающим концам, находящим в поле ее зрения.

- Мор. - поняла девочка.

Картина произошедшего стала немного проясняться, приобретая все новые краски. Один из оттенков, в художественной среде именуемый алым, появился на ее щеках.

- Извини, - виновато произнесла Лива, обращаясь к Риду, - я не смогла исполнить обещание.

Меньше всего девочка хотела сейчас расспросов и уж тем более объяснений.
И какие объяснения она могла дать? Ее поступок не вписывался в логику нормального волшебника, правда нормальной ее можно было назвать с большой натяжкой. Лива еще раз попыталась привстать и на этот раз, не без помощи Мора, ей удалось. Неуверенными шажками, словно только учится ходить, аккуратно поддерживаемая пуффендуйцам, она добралась до недалеко стоящего стула, примостившись на его поверхность и облокотившись на спинку, осторожно оглянулась, и слегка поморщившись от пульсирующей боли, поняла, что они все еще в мастерской Олливандера.
Ее план по привлечению хозяина лавки, пусть и ценой собственной жизни потерпел фиаско.

- Ну и что новенького произошло, пока меня не было? – пытаясь иронизировать улыбнулась пуффендуйка.
Она неожиданно вспомнила сокола с галстуком.

- Если это то, о чем я думаю, мне конец, - пронеслось в голове у девочки и в обычной ситуации оптимизмом не страдающей.
0
Банда черных туч, пробравшаяся в Хогсмид, уже во всю занималась своими проделками. За окном, дождь размыл очертания зданий, будто их никогда не существовало на свете, а его капли проникали сквозь приоткрытую дверь помещения и падали, не достигнув цели. Стоя возле столика, на котором в ожидании дымилась кактусовая чашка с кофе, любезно придвинутая Альбореком, Лива буквально чувствовала, как смена погоды невероятным образом изменила настроение членов другой банды - банды «знатоков женщин».
Джон, чья жизнерадостность исчезла вместе с лучами солнца, видимо испытывая боль, потирал виски, и весьма заметно боролся с нападавшей сонливостью. Мор пытался пить кофе прямо из кофейника, не снимая с лица, с момента появления в лавке, вселенскую серьезность. Впрочем, Лива не могла припомнить ни одного случая, когда бы второкурсник позволил бы себе в отношении нее что-то другое. Может быть, поэтому, она очень удивилась проявлению яростного раздражения, вызванного, как ей казалось, невинным пустяком.

– ты решила нам букеты подарить? Этот кактусы любит.
– Но я бы не отказался от одуванчиков!


Лива не ответила.
Она протянула руку в карман мантии и выудив оттуда очередной «порошочек», подошла к Риду, и опустившись на корточки, высыпала содержимое в его чашку.

- Думаю, тебе это поможет, - ласково обратилась она к мальчику, смотря ему прямо в глаза.

Не дав Джо проявить очередное мастерство в соревновании по сарказму и иронии, девочка быстро приподнялась, скользнув взглядом по двери, ведущей в подсобное помещение, за которой мистер Олливандер, довольно продолжительное время подбирал младшему Риду «его оружие», и убедившись, что дверь прикрыта, юная волшебница неуверенными шажками подошла к прилавку, выудила из приготовленной для нее бархатной коробки свою палочку из каштанового дерева.
Как и в первый раз, когда палочка оказалась в ее ладони, сердце девочки наполнилось невероятным спокойствием, а тело теплом. Она не торопясь подошла к Альбороку, также ласково одарив его улыбкой, направила на кофейное пятнышко кончик палочки, прошептав очищающее заклинание.
Пока юноши, как завороженные не сводили с нее глаз, будто заколдованные хоть каким-то движениям в лавке, пуффендуйка вернулась к столику и, взяв кактусовую чашку, залпом проглотила ее содержимое.
Она почти ничего не почувствовала… Разве что легкий привкус горечи, образовавшейся, видимо, в результате смешения кофе с соком кактуса.

-Раз, два… - Лива считала полушепотом, почти про себя.

Стеллажи с коробками стали выгибаться и вдавливаться, как отражения в поколебленной воде.

- Три, четыре…

Стул, на котором сидел Мор превратился в лодку. Лива схватилась за спинку близлежащего стула, чтобы не свалиться, ощутив на ладонях прохладу шелка мантии. Горло раздирало от кашля, стало невыносимо трудно дышать. Но спокойствие и умиротворенность не покидали ее.

-Пять, шесть…

Уже на полу, сквозь сверкающую пелену юная волшебница увидела напуганные лица своих спасителей и при виде данной картины, не веря в происходящее… широко улыбнулась.

- Сее…
0
Не то, чтобы Лива дулась на своих так называемых спасителей (а норвежка умела это делать как никто другой), стоя у окна и размышляя под звук разбивающихся о подоконник каплей дождя о текущем положении. Просто все случилось уж очень неожиданно, учитывая, что она несколько месяцев собиралась с духом, чтобы просто покинуть пределы замка и отправится одной в неизвестный ей Хогсмид, к известному только в узких кругах создателю волшебных палочек. При всей видимой легкости, она была замкнутым человеком, и любые, даже малейшие изменения, заставляли ее как ежика надевать иголки.
Девочка не сомневалась и в том, что в равном бою, плацдармом которого стала ее комната, победу одержит Дори, уж очень живучим было маленькое синее создание с момента появления в жизни девочки еще в Норвегии. Уверена она была и в том, что мальчики ничего плохого лично ей сделать не хотели. Это была очередная их дурацкая шалость – веселья ради и радости для. Собственно, не важно Лива это, или вот та когтевранка, что с недовольным лицом препирается с матерью.
Если честно, она с удовольствием бы разделила радость от шалости, если бы эта шалость не имела негативных последствий.
Дверной колокольчик, придя в движение, запел свою заунывную песенку, заставив юную ведьму, по привычке вздрогнуть, и судя по раздавшемуся писку солидной дамы, не только ее. Девочка повернула голову.

- Все те же, - не без облегчения подумала норвежка, наблюдая за тем, как Мор поднимает с земли валявшийся кирпич.

Лива ощутила легкое прикосновение на своем носике и посмотрела на Рида.

- Да все с ним так, Унсет, просто до МЕНЯ никто не выживал.

Она ценила иронию, даже чужую, даже обращенную к ней, а потому растянула свой ротик в небольшой улыбке.

- И правда, ты первый, - посмотрев по сторонам и не найдя Олливандера, до этого с удовольствие потягивающего ее апельсиновый чай.

[b]- ты себе даже не представляешь, что может натворить женщина, ну или вытворить, набором для макраме, – [/b]продолжил соревнование в сарказме Рид, повернувшись к второкурснику.

- Завязать красивейший узелок на юношеской шее, например, - моментально придумав «творение», усмехнулась девочка.

Альборек стоял уже у столика, что лишний раз подтверждало небольшие размеры помещения лавки, и взмахом палочкой наколдовывал кофе в двух кактусовых чашках.
Лива не помнила, знает ли ее куратор о том, что она терпеть не может кофе, но была уверена, что о жутчайшей аллергии на кактусы Мор явно не осведомлен. Последний факт, кстати, портил ее жизнь в полуподземелье, где кактусы, иголки, а также продукты обработки этого колючего растения были разбросаны буквально повсюду.
Девочка, внимание которой до этого было сосредоточено в основном на младшем Риде, решила не выказывать своего недовольства, тем более, ее подозрительная натура была уверена - это камень в ее огород.

– Почему же не представляю? Я же, как ты весьма остроумно выразился – «знаток»! – смеясь, продолжал разговор Альборек.

Она вспомнила, как совсем недавно Мор, пришел в ее комнату, чтобы предложить свое кураторство и как она, верная себе, ему нагрубила. Вспомнила и то, как раскаявшись пообещала сама себе, непременно попробовать этот напиток…

- Мне кажется, - прерывая премилый разговор знатоков женщин, - я тоже здесь *хоть бы мне это только снилось* и… не прочь попробовать…ккх… вот это, - глядя на Мора, указала пальчиком на кактус с кофе.

-Унсет, да, что за настрой такой? Прям вселенская обреченность- одной рукой зачесав челку на макушку и опустив руки на свои колени- кот истинный Рид, его не так просто ликвидировать, поверь. А твоя Дори или как там ее, вся в тебя, что уравнивает их шансы на выживание.

- В отличие от твоих шансов, когда пойдешь объясняться к своей сестре, - тут же заметила пуффендуйка.
- Ты говорил, что она в Хогсмиде?, - что-то задумав, спросила норвежка. – значит, она тоже будет в трех метлах… - Я согласна, - неожиданно для первокурсника выпалила ведьма, - давайте отметим, только по пути мне надо заглянуть в цветочную лавку.

– Эй, Казанова, а хочешь на моей пока потренируешься? – крикнул Мор первокурснику, выложив кедровую палочку на стол, и наливая кофе в обе чашки, так, чтобы всем присутствующим было видно, что никаких добавок он в кофейник не подмешивал.


- Да что не так с моим чаем! – воскликнув про себя и подражая когтевранке, а потому совершенно не осознав угрозу, капризно притопнула ножкой.
0
Не выдержав *нет все-таки умеет этот блондин вывести из равновесия, пусть и шаткого*

- Слушай, - нахмурив бровки, и повысив голос произнесла Лива, - что не так с МОИМ чаем!!!?

- Между прочим – это старинный рецепт семьи Унсет, и до тебя НИКТО не жаловался - добавила девочка и демонстративно отвернулась к окну.
- И..., - слегка повернув голову в сторону Рида и сделав паузу, - интересно, что мне отмечать то: ликвидацию кота твоей сестры или моей Дори?

Девочка вздохнула и снова уставилась в окно. Мелкий приятный дождик уже стучал по брусчатке, действуя словно успокоительное для юной волшебницы.
0
- Да, в общем то, никак – пожал плечами Рид, крутя уже пустую чашку в руке, внимательно рассматривая рисунок на ней- пока она дома в Хогсмиде и не ищет своего кота.

Теперь уже мало, что могло удивить юную волшебницу, даже то, что ей крышка… Без удовольствия сглотнув показавшийся безвкусным кусочек плюшки, и проигнорировав предложение отведать сахар, повернулась к окну. Облокотившись локтями на подоконник и приподняв голову, с удовольствием посмотрела на сгущающие тучи, предвещающие дождь. Сильный юго-восточный ветер, набирая силу, налетал порывами и кружил вокруг вывески, шуршал в вышине листвой и гнул толстые ветви редких деревьев вокруг зданий. Тяжело вздохнув, она, кажется, почти почувствовала знакомый острый запах воды и гудрона.
За спиной немного в стороне послышался звон монет. Видимо счастливые Юрэй и Морико расплачивались с хозяином лавки.
В ее памяти всплыл ранее прозвучавший вопрос брата декана. Девочка медленно, даже слишком медленно, повернулась, покосившись на Мора, насыпающего содержимое пузырька в свою чашку и осознала всю несуразность своего порыва.

– Кот мисс Рид в некотором роде брат Вашей мышки по несчастью, ему тоже было одиноко в комнате, и мы решили скрасить его жизнь общением с другими не менее одинокими обитателями полуподземелий. Так что мы почти что Чип и Дейл.- вторил Риду второкурсник.

Вздохнув таким "любезностям" пуффендуйка снова обратилась к неохотно допивающему чай ковбою.

- Чай этому недоделанному ковбою не нравится, видите ли! - возмутилась темная сторона девочки.

- А что не так с содержимым моих карманов? – вслух и вполне невинно произнесла она, наигранно похлопав длинными ресничками, после чего обернулась к любителю кактусов, который одним глотком уменьшил количество жидкости в своей чашке и ухмыльнувшись добавила:

- Расслабься, в этом пузырьке яда не больше, чем в речах Дейла.

Девочка наклонилась к стулу, на спинке которого повисла желтая мантия и демонстративно достав из кармана еще один пузыречек с таким же белым порошком, высыпала его в свою чашечку.

- Не только вы тырите в столовой сахар, - улыбнулась девочка и посмотрела в сторону Олливандера.
0
До того, как один из ковбоев Дикого Запада, сделал глоток чая и, не переставая ухмыляться, пояснил, что ее мышь *завтракает*, взвинченной и панически настоянной пуффендуйке, прошедшей по весьма приблизительным подсчетам минимум стометровку по выбранной траектории, обращенный к самодовольным «спасителям» вопрос казался одним из самых простых в этой нелепой викторине.

- Мерлинова голова, и как они вообще баллы набирают!? – девочка закусила губу и взглянула на потолок.

Через пару секунд взгляд первокурсницы выровнялся, зацепившись за вернувшегося на светлую сторону куратора.

– Угостишь чаем? – включив, как ему казалось, пленительную улыбку произнес Альборек и присаживаясь на стул добавил, - У тебя случайно не найдется пара унций цианистого калия для моего лучшего друга, он с прошлой недели просит…

- Всегда ношу с собой на всякий случай, - усмехнувшись произнесла первокурсница, и пока Мор стягивал с себя пальто, уверенным шагом подошла к своему стулу, выудила из бездонного кармана мантии, где хранится «только самое нужное», пузырек с белым порошочком и направляясь в сторону Мортимера, не забыв свободной рукой прихватить с чайного столика чашку с ароматным чаем, протянула их Альбореку.

- Держи, я в тебя верю!

Облокотившись на подоконник, Лива перевела искрящийся взгляд на Рида, и не удержавшись расхохоталась.
В конце концов, чтобы они не натворили, ничего изменить было нельзя и, осознав этот факт, девочка успокоилась. Она перевела лукавый взгляд на Мора.

– Мисс Унсет, не переживайте, мы с приятелем слегка разнообразили жизнь вашего питомца, так сказать, привнесли света и радужных красок в ее тусклую серую жизнь…

- Жаль, что в кармане был один пузырек, - умирая, в последних конвульсиях билась мысль.

- И.. как же это «разнообразие» связано с деканом? – уже не ожидая внятного ответа ни от кого в этой лавке, проговорила девочка, слегка наклонившись и протянув руку к столику, схватила плюшку и откусила кусочек.
0
- Ну ладно, актриса из тебя неважная, - констатировала мысль девочки, наблюдая за реакцией юношей на ее «невиннейшею» просьбу.

– Джони, полегче! – услышав слова Мора, Лива не смогла сдержать смешок. Каждый раз, когда кто-то произносил «Джони», в маленькой головке норвежки всплывали образы ковбоев Дикого Запада, рыдая смотрящие синематограф.

Один из текущих ковбоев, в элегантном пальто, прямо сейчас, видимо решив отсидеться в уголке, отодвинулся вместе со стулом в темноту помещения.

- Не поверишь, маковой росинки еще во рту не было, так спешили к тебе, - девочка отвлеклась на иронию «Джони», которую решила не замечать, как и предыдущие кривляния, так как: что с «Джони» взять *хихикнула*

Лива была не самым общительным человеком на свете, и вообще старалась избегать людей *Джо не в счет, его избежать не удастся*, но на этот раз позволить убежать кому бы то ни было, она не могла. В этом помещении, не предназначенном для такого количества посетителей, становилось душно. Поэтому скинув мантию и поднявшись со стула, юная волшебница протянула Риду чашечку чая, встала так, чтобы ее было видно двоим «спасителям», и вышагивая по заданной траектории, нервно теребя кончиками пальцев краешек зеленого платья: от стула Мора до стула Джона, и попеременно переводя взгляд с одного пуффендуйца на другого, серьезным тоном произнесла:

- Вы мне оба, можете объяснить толком, что вы натворили и чем таким моя Дори занята?

Честно признаться, первокурсница не была до конца уверена в том, что хочет услышать правду. Но, насколько могла судить, ее пребывание в мастерской Олливандера близилось к завершению, а перспектива вернуться в полуподземелье, не зная, что ею там ожидает, даже с волшебной палочкой, девочку не радовала.
Она покосилась на бархатную коробку, одиноко лежащую возле хозяина лавки, и сдерживая желание взять палочку и угостить кое-кого напитком, куда более захватывающим, чем маковая росинка или апельсиновый чай, снова обратилась к ребятам.

- Итак, будем в молчанку играть?, - пуффендуйка почему-то обернулась к Мору и нахмурив носик, но все же слегка улыбнувшись, мягко добавила, - ты не мог бы выйти из сумерек?
0
Робкая улыбка скользнула по лицу выплывшего из темноты силуэта, впрочем, и она и ее хозяин снова спрятались за спину друга.

– Ладно, потом разберемся, - начиная закипать, подумала Лива и снова перевела уже во всю искрящийся взгляд на Джо.

- А не калечить себя, ты не пробовала? – вместо ответа, услышала девочка вопрос от протягивающего ей желтую бандану Рида.

- Нет… но ради тебя обязательно, - она сделала упор на последнем слове и не скрывая иронию добавила, - попробую… как-нибудь.
Опуская бандану ей на колени, *– Это тебе не поможет, - пробежала взволнованная мысль девочки* юноша, перемолвившись парой слов с ее куратором, *- Но почему это происходит со мной!! – нервно причитала все та же мысль*, наконец-то, удосужился объясниться.

- Я же обещал, присмотреть за ней. -А я свои обещания выполняю! Более того, за ней теперь и декан присмотрит.

Глубоко вдохнув и выдохнув…
- Пожалуй еще… - настояла мысль.

Еще раз вдохнув и выдохнув, юная колдунья жалела только об одном – что ее палочка из каштанового дерева находится у мистера Олливандера, который как ни в чем не бывало премило разговаривал с однокурсниками возле прилавка.
Вдох, выдох…
Как ни странно, в тот момент, когда Альборек Мортимер, взяв стул усаживался между ней и Ридом, юная мисс Унсет, перебирая пальчиками концы банданы, начала понимать однорукого когтевранца.
- Дожила!

- Ну рассказывай, как тебе тут – блондин обвел взглядом комнату еще раз, - чаи гоняешь, пока мы потом и кровью, честно зарабатываем баллы для факультета не щадя живота? В основном его живота – кивнул Рид на чудо в пальто, ожидая своей очереди.

Нет… вы не подумайте, Лива Унсет была добрым человеком, где-то в глубине все еще целой души… совсем глубоко. И..., это надо признать, никогда и никого первая не трогала!
Еще раз глубоко вдохнув, пуффендуйка изобразила на лица что-то, отдаленно напоминающее улыбку, и выговаривая слова, при этом немного приглушив звук, произнесла.

- До вашего прихода, я еще надеялась, что дела у меня не слишком плохи.

– Привет, Лива, - неожиданно даже в этой ситуации подхватил словесную эстафету Мор.

- Привет, - машинально и почти шепотом проговорила первокурсница, не убирая пристального взгляда с Рида.

- Не обращай на него внимания, все, что он говорит так же далеко от истины, как моей макушке до потолка этого помещения. Кроме живота, конечно, но ему тоже не сладко приходится, так что здесь он тоже лукавит.

Скользнув взглядом по Мору и вернувшись к ухмыляющемуся Риду, Лива Унсет, мысленно представляя, как декан медленно вытягивает из нее душу, проявила чудеса сдержанности.

-Чай будете? – обратилась она к пуффендуйцам, переведя взгляд на Мора и снова пожалела, что палочка не при ней, ведь она знала еще один интересненький рецептик, который бы заставил юношей побегать.

– Этот, – меж тем продолжал Мор махнул головой на Рида и еще более ослепительно улыбнулся *- вы серьезно, - удивилась взвинченная до предела мысль*, – утверждал, что ты в опасности. Вот мы и пришли тебе на выручку.
– Чем еще могу быть… в смысле, чем МЫ еще можем быть полезны?

- Не подадите мне вооон ту палочку, - девочка указала пальчиком на зеленую бархатную коробочку, лежащую на прилавке возле хозяина лавки и широко улыбнулась.

- Настоящая актриса! – пришла в восхищение мысль.
0
Вопросительный взгляд девочки с юным умиротворенным личиком, не первый раз за сегодняшний день, обращенный к мистеру Олливандеру, упал на массивную дверь, повествующую о приходе очередных посетителей.

- Не уж то Вдович *кажется так называл когтевранца мистер Олливандер* решил испить чайку?!, - почти язвительно подумала юная мисс Унсет и сделала очередной глоток апельсинового чая.

Дверь скрипнула и на пороге в прямоугольнике света, льющегося из дверного проема, возникли очертания Джона Рида, обращавшегося к кому-то, чей силуэт пока еще не был опознан. Сильный холодный порыв ветра, как целебный глоток, проник в ноздри и заглушил человеческий гомон, стоящий в переполненной мастерской, своей безудержной какофонией, изгнав на время из разума юной волшебницы худшие видения.

- Приветствую! Сегодня, что распродажа? Какие скидки? - окинув ребят улыбающимся взглядом, произнес первокурсник. – Кто последний?

Лива усмехнулась и хотела было сказать, что здесь только «первые», но какое-то странное, и скорее нехорошее предчувствие ее остановило. Она не ожидала от кого-то в этой жизни приятное, тем более не ждала этого от брата декана, почему-то двигающегося в ее сторону.
От неожиданно выбранной первокурсником траектории, девочка вздрогнула, расплескав капли чая на собственные колени. Вскрикнув еле слышно и закусив нижнюю губу, Лива поставила чашку на краешек стола, после чего наклонилась, чтобы протереть щипавшие от боли коленки. Небольшая прядь ее темных волос при этом спустилась на скулы, частично закрывая обзор.
- Теперь твоя мышь занята и думаю даже не заметит твоего отсутствия, - кажется подмигивая, произнес Джон Рид, и несильно *и на том спасибо* дернул ее за прядь.
Напрочь забыв о покалывании в коленках, юная волшебница, выпрямилась и вздернув кверху бровь, как можно более четче произнесла:
- А вот с этого момента, поподробней.
- Спокойно, Лива, спо-кой-но, - повторила про себя девочка и тут разглядела второго посетителя волшебной лавки.
0
Недалеко от прилавка, где словно тотемные столбы давным-давно вымершей цивилизации стояли притихшие товарищи однорукого когтевранца, из уст капризной жительницы третьей по высоте башни замка Хогвартса вырвался страшный возглас, сменившийся небольшой перебранкой с высокой дамой, по-видимому матерью девочки. Это обстоятельство заставило носик Ливы Унсет, возносившийся до этого к потолку мастерской, опуститься до привычного для него уровня, а глаза лицезреть невиданную доселе картину, в которой мистер Олливандер аплодировал мастерству *ну или почти мастерству* юной пуффендуйке.
Произнеся свою коронную фразу про избавление, девочка никак не ожидала услышать от хозяина лавки, которую она недавно, не без помощи когтевранца, почти разрушила, следующие слова:

- Ну что вы, буду рад, если задержитесь... Я пока соберу ваши палочки...

Хотя возможно причиной восторгов мистера Олливандера стало вовсе не исправление ею ее же ошибок, а апельсиновый чай, наколдованный по старинному семейному рецепту, который мужчина не без удовольствия потягивал из восстановленного сервиза. Ароматный напиток почти всегда притягивал людей к юной мисс Унсет, чему она не всегда была рада. Однако на этот раз, пуффендуйке было очень приятно. К тому же, ее сердце наполнилось невиданной радостью от того, что она нашла СВОЮ палочку, которую мастер забрал у нее, чтобы упаковать и видимо выставить счет.

-Не подарит же он мне палочку?! - ухмыльнулась волшебница внезапно возникшей мысли и пустила ее гоняться за прекрасной бабочкой, по-прежнему порхающей над прилавком.

В это время раздался еще один возглас. На этот раз мистер Олливандер обратил внимание на даму с дочерью и подойдя к ним поближе стал разбираться в их истории.
Лива не знала, чем себя занять, поэтому в ожидании мастера, заняла стул, стоящий возле чайного столика, предварительно повернув его так, чтобы было видно небольшое окно. На подносе с несколькими чашками, ручки которых были аккуратно выровнены, как ни в чем ни бывало стояли пузатый чайник, самовлюбленный держатель салфеток и тарелка с плюшками. Носик мисс Унсет снова слегка вздернулся, а сама девочка в третий раз за сегодняшний день (если не считать посиделки с подругой перед походом в Хогсмид) взяла в руки чашечку, решив одновременно покопаться в подсознании, где хранились разнообразные факты и обрывки новостей, которые она по желанию могла воскрешать в памяти.
Как ни странно, из ее подсознания выбрался всего лишь один «факт», который очевидно прямо сейчас шевеля усиками нагло грыз ее книги и другие попавшиеся на пути вещи в комнате полуподземелья.

- Дори, Дори, - девочка укоризненно покачала головой воображаемой мыши и сделала глоток апельсинового чая.

Душный воздух доносил слабые, почти неразличимые звуки. Теперь среди них девочка различала знакомые голоса Юрэя и Морико. Ее взгляд упал на подоконник, где стояли небольшие горшки с цветами. Должно быть, летом они представляли собой нарядное зрелище, но сейчас из этих горшков, которым, однако, нельзя было отказать в изяществе, торчали лишь кривые стебли герани и несколько оставшихся цветков – жалкое напоминание о былом великолепии. Сейчас Лива могла бы немножко подкорректировать и цветы, но к счастью для мистера Олливандера, волшебная палочка была на время у нее изъята, чтобы потом уже никогда *ну или будем надеяться долгое время* не разлучаться с хозяйкой.

- Или вы хотите попробовать что-то еще? – послышался вопрос, адресованный хозяином лавки не ей. Девочка сделала еще один глоток.

- Действительно восхитительно! – улыбнулась пуффендуйка и обернулась к Олливандеру, чтобы напомнить о себе. Она открыла было рот, но тут же представила, в какие дебри ей придется забираться, как трудно будет объясниться, очередной раз изъясняясь метафорами, иносказаниями, гиперболами, и вспомнив, какую роль при всем этом будут играть воспитание, привычки, степень развитости языка, эмоции, вкус к слову, начитанность, общий культурный уровень, и, конечно же, чувство юмора, она просто спросила:
- Мистер Олливандер, так сколько с меня?
0
После нескольких очевидно неудавшихся попыток подружиться с палочкой, закончившихся разбитием сервиза *девочка покосилась на довольного когтевранца, достававшего галеоны, и благодарно улыбнулась* и конфуза с вазой, Лива Унсет погрузилась в свои мысли, не переставая смотреть на мистера Одлливандера, ее шоколадного цвета глаза при этом излучали насмешливое изумление.

- У этого сервиза непростая судьба, - горько усмехнулся владелец лавки и взяв с витрины среди прочего палочку из сикамора, удалился в кладовую.

Через какое-то непродолжительное время мистер Олливандер нарушил думы мисс Унсет, в своем воображении за несколько минут успевшей нафантазировать судьбу юной чашечки и грозного пузатого чайника, в которой были все: безответная любовь к держателю салфеток, на которого вечно висли опрятные поклонницы, розовые, как глазурь плюшек, сопли, коварство и прочее подобающее любовной сервизной истории.

-А для вас, мисс Унсет, я приготовил палочку из каштанового дерева, с волосом из хвоста сфинкса. В меру гибкая, 11 дюймов.
-И пожалуйста, - продолжил Олливандер, теперь уже обращаясь не только к ней, - не забудьте, не одновременно.

Лива с опаской и в тоже время бережно взяла футляр.

- Удачи тебе, - повернувшись к когтевранцу, проговорила пуффендуйка и направилась в северо-западную часть небольшого помещения лавки, подальше от других первокурсников, исключительно для того, чтобы никому не мешать.

Прислонившись к полками, на которых располагалось множество коробок с волшебными палочками, ждавшими своего хозяина, Лива посмотрела в сторону однокурсников Солнечного дома Юрэя и Морико и не смогла сдержать широкую улыбку.
Кто бы сомневался, что у них все получится! Доказательством этого служили маленький тлеющий огонек на кончике палочки старосты и невероятной красоты птицекрылка королевы Александры, самая редкая на земле бабочка, которую наколдовала Морико.

- И самая красивая, - прошептала пуффендуйка, увлекшись полетом прекрасного создания.

Ее текущая жизнь не была столь радужная, чтобы хоть как-то это подправить девочка решила не откладывая, испытать новую палочку. Все еще полная решимости она сняла крышку футляра, засунула ее в небольшой проем между коробками и посмотрела на создание владельца мастерской.
Юная мисс Унсет всегда была весьма мнительной, и наверняка ей всего лишь мнилось, что палочка пусть на один маленький миг озарилась едва уловимым светом, и все же ее сердце наполнилось редким для норвежки спокойствием. Она обхватила рабочей ладонью древесину рукоятки, почувствовав небольшое тепло, и немного задумалась…
Сейчас главное было сделать правильный выбор.

- Фухх как это сложно, делать выбор, - подумала пуффендуйка, блуждая взглядом по помещению.

Вдруг ее лицо озарилось светом, на губах появилась задорная улыбка, а в глазах заиграли хитрые искорки. Девочка сделала шаг вперед, нарисовала в воздухе изящный росчерк и четко проговорила:

- Репаро!

Несколько секунд ничего не происходило, сердце пуффендуйки готово было выпрыгнуть из груди и найти нового хозяина, более умелого и способного. Но тут, осколки сервиза, разбросанные по всей лавке медленно поднялись и закружились словно в вихре, вытанцовывая старинный магический танец. Дойдя примерно до уровня головы одиннадцатилетней волшебницы, они, словно пазлы мозаики нашли нужное место в истории жизни юной волшебницы и владельца лавки, образовав светящийся от блеска и красоты чайный сервиз.

- Как новенький! - гордо вздернув носик, проговорила пуффендуйка, и направила на мистера Олливандера победный взгляд, как будто только что спасла магический мир, а не склеила посуду.
-Чай будете? – тут же обратилась к владельцу лавки юная волшебница и не дав ему ответить, чтобы не спугнуть кураж, наколдовала ароматный апельсиновый чай по старинному рецепту семьи Унсет.

Чай еще дымился в милой несчастной от любви чашечке, лежащей на столике возле окна, когда мисс Унсет подошла к мистеру Олливандеру и протянула волшебную палочку из каштанового дерева.

-Кажется, мистер Олливандер, вы наконец-то от меня избавитесь, - широко, как только возможно, улыбнулась Лива Унсет.
Магазины — 17 апреля 2020
0
Доброго времени суток, господин мэр! Ответ достоин всяческих похвал *девочка усмехнулась, не скрывая восхищения* Проблема лишь в том, что это неторопливое время сковывает возможности неторопливых учеников и не дает некоторым из них вернуться в комнату подземелья Хогвартса и покормить сумасшедшую мышь *улыбнулась*
Но, пусть об этом позаботится Гринпис, а ваши убедительные доводы, поняты и приняты))
0
- Ну что ты так сразу от палочки отказываешься, блеск она у тебя точно не потеряет, - услышала типичная пуффендуйка типичные слова любого волшебника, и оценивающе усмехнулась.

-Хм.. а не тот ли это первокурсник, который разве что в газете «Перо Ровены» не напечатал заметку, посвященную душам мисс Рид (в этом темном мире человека надо признать отзывчивого и так сказать не бездушного), - задумалась первокурсница и впервые с интересом взглянула на когтевранца, незаметно почесала на запястье маленький зудящий шрам - следы прививки, сделанной еще до поступления в Хог в Норвегии, припаивающей юные души (так, на всякий случай) к их владельцу, шрам, который странно отреагировал на порошок неизвестного происхождения (или известного?)

Взгляд Ливы упал на цветок, который когтевранец смахнул с все еще целой руки.

- Жаль, что цветы искусственные, - почему-то подумала гуманная, как посланник доброй воли в менее развитых странах, пуффендуйка и обратила взор на мистера Олливандера, волшебника, который по известной только ему причине держит в воде искусственные цветы.
+1
- Вот, держи-ка. Тут же услышала довольный голос когтевранца, который протягивал ей чистый платок, при этом самодовольно улыбаясь.

Лива едва заметно вскинула одну из деталей лица в более чистоплотных условиях именуемую бровь, машинально повернула корпус в сторону первокурсника, рука, с протянутой владельцу лавки палочкой из сикамора, повинуясь воли (а точнее неволи) хозяйки, последовала примеру всего тела и…

-Ой! - слегла вскрикнула юная мисс, испуганно наблюдая как искорки огня перешептываясь друг с другом перебираются с уголка протянутого платка ближе к руке… все еще целой руке... обладателя платка.

Юная волшебница, решив, что это уж слишком, бросила на витрину палочку, схватила первый попавшийся предмет, коим оказалась ваза с цветами и вылила содержимое на платок, ну.. и на все, что было за ним.
Не успев отойти от очередного шока и искренне сомневаясь, что ее руки при создании пришили в нужное место, юная мисс Унсет взглянула на когтевранца, слегка обнажила единственное белое, оставшееся в лавке, а именно зубы и машинально произнесла:

-Спа-си-бо.